NLP

Различные виды техник НЛП

Все техники НЛП могут быть отнесены к трем группам. Воздействие на других людей (передача инфор...

Как зарабатывать деньги с удовольствием?

Многие люди думают о том, как заработать деньги. При этом зачастую им представляется, что сам про...

НЛП в повседневной жизни.

"Иногда тщательная уборка комнаты может дать лучшие результаты, чем полгода психоанализа" Авесса...

  • Различные виды техник НЛП

    10.02.2011 10:12
  • Как зарабатывать деньги с удовольствием?

    10.02.2011 10:20
  • НЛП в повседневной жизни.

    08.04.2012 19:37
Главная » Статьи по нлп » Три универсальных процесса моделирования
A+ R A-

Три универсальных процесса моделирования

Поскольку мы не работаем непосредственно с миром, в котором живем, то мы создаем его модели или карты и используем их, чтобы направлять свое поведение. Эффективному коммуникатору крайне важно понять модель или карту мира его собеседника. Каким бы причудливым ни казалось человеческое поведение, оно приобретает смысл, если его рассматривать в рамках выборов, имеющихся в модели или карте мира этого человека. Создаваемые нами модели руководят нами и позволяют нам осмыслить свой опыт. Их следует оценивать не в терминах «хороший», «плохой» или «сумасшедший», а с точки зрения их полезности, т.е. эффективности, с которой они помогают справляться с окружающим нас миром и творчески на него реагировать.

 

Проблема не в том, что люди делают неверные выборы, а в том, что им не хватает выборов, когда это необходимо. Каждый из нас делает наилучший выбор, доступный в его модели мира. Однако, слишком многие модели обеднены вследствие недостатка полезных выборов, что подтверждается обилием внутренних и межличностных конфликтов. «Выборов не хватает не в самом мире, а в моделях мира индивида», – говорят Гриндер и Бендлер.
Свои модели мы создаем посредством трех универсальных процессов человеческого моделирования: обобщения, исключения и искажения. Эти процессы позволяют нам выживать, развиваться, учиться, понимать и переживать многообразие окружающего мира. Но если мы ошибочно смешиваем свою субъективную реальность с подлинной реальностью, то эти же самые процессы начинают нас ограничивать и подавлять способности, о которых шла речь выше.
По словам Гриндера и Бендлера, «обобщение – это процесс, при котором элементы или части модели отделяются от первоначального опыта и начинают представлять целый класс явлений, одним из примеров которого был этот опыт». С помощью обобщений мы учимся действовать в этом мире. Ребенок учится открывать дверь, нажимая на ручку. Потом он обобщает этот опыт и, встречая самые различные двери, пытается открыть их, нажимая на их ручки. Входя в темную комнату, человек тянется к выключателю; ему не нужно каждый раз учиться новой стратегии, чтобы включить свет. Однако, этот же процесс может стать ограничением. Если ребенок, обжегшийся о кухонную плиту, делает обобщение, что все кухни опасны и их следует избегать, то он без нужды себя ограничивает. Или если женщина на основе одного или двух неприятных переживаний решает, что все мужчины бесчувственны, то она много теряет. Все мы делаем бесконечно много обобщений, которые полезны и уместны в одних ситуациях и не являются таковыми в других. Ребенок, приучившийся в семье к тому, что плачем и хныканьем он добьется своего, от своих школьных товарищей этим же поведением добьется, по-видимому, лишь оскорблений. Если для получения того, чего он хочет, он «обобщает» только это поведение, то он может оказаться неспособным к более подходящему и полезному поведению в компании сверстников. Если молодой человек обобщает лишь поведение, которое приносит ему уважение приятелей, то он может столкнуться с большими трудностями, пытаясь вызвать уважение и интерес к себе со стороны женщин. Полезно ли некоторое обобщение или нет, следует выяснять в каждом конкретном случае.
«Второй механизм, который мы можем использовать для эффективного взаимодействия с миром, а также и во вред себе, – исключение. Исключение – это процесс, при котором мы избирательно обращаем внимание на одни стороны нашего опыта и пропускаем другие» (Гриндер и Бендлер). Это позволяет нам сосредоточить сознание и внимание на какой-то одной части нашего опыта за счет других. Так, например, человек может читать книгу, когда люди вокруг него разговаривают, или работает телевизор, или играет музыка. Благодаря этому процессу можно справиться с задачей и избежать перегрузки внешними стимулами. Однако и в этом случае тот же самый процесс может стать ограничением, если мы исключаем части опыта, необходимые для построения полной и богатой модели мира. Человек, убежденный, что с ним все обращаются несправедливо, но исключающий собственное поведение, которое вызывает такую реакцию, не обладает полезной моделью мира. Учитель, исключающий из своего опыта скуку учеников, ограничивает не только собственный, но и их опыт.
«Третий процесс моделирования – искажение. Искажение – это процесс, позволяющий нам преобразовать восприятие сенсорных данных» (Гриндер и Бендлер). Без этого процесса мы не могли бы строить планы на будущее или воплощать мечты в действительность. Мы даем искаженное представление реальности в беллетристике, искусстве и даже науке. Микроскоп, роман, картина – все это примеры нашей способности искажать и иначе представлять реальность. Процесс искажения также может во многих отношениях ограничивать нас. Представьте себе, например, человека, искажающего все критические замечания в свой адрес реакцией: «Меня невозможно любить». В результате такого искажения пропадает вся ценность критики, а часто и всякая возможность изменения и развития. Или представьте себе такое обычное искажение, как превращение процесса в «вещь». Когда «взаимоотношения» отделяются от процесса отношений, участвующим в них людям наносится ущерб. Отношения становятся чем-то «вне нас», рассматриваются так, будто это не выбор, будто они не поддаются контролю, не имеют динамики.
Поскольку эти три универсальные процесса моделирования выражаются в языковых образах, то набор лингвистических приемов, называемый Мета-моделью, можно использовать для изменения этих процессов в тех случаях, когда они ограничивают, а не расширяют выборы в поведении человека. Мета-модель достигает этого, связывая язык с представляемым им опытом. Этот набор приемов создан на основе образцов человеческой речи и поэтому может быть полезен в любой деятельности, связанной с языком.
Мета-модель имеет целью научить слушателя обращать внимание и реагировать на форму сообщения его собеседника. Содержание может меняться бесконечно, но в зависимости от формы воспринимаемой информации слушатель получает возможность реагировать так, чтобы извлечь из общения наибольший смысл. С помощью Мета-модели можно быстро выявить разнообразие и ограничения как предлагаемой информации, так и самих процессов моделирования, используемых собеседником.
Категории Мета-модели можно разделить на три класса:

  • Сбор информации;
  • Ограничения модели собеседника;
  • Семантические нарушения.

Сбор информации – это получение посредством надлежащих вопросов и ответов точного и полного описания предлагаемого материала. Этот процесс также помогает связать язык говорящего с его опытом. В этом классе выделяются четыре группы:

  • Исключение;
  • Отсутствие указательного индекса;
  • Неконкретные глаголы;
  • Номинализация.

Исключение

Распознавая встречающиеся исключения и помогая человеку вернуть исключенную информацию, мы способствуем восстановлению более полного представления его опыта. Чтобы восстановить пропущенную информацию, спросите (в соответствующем падеже), «О ком?» или «О чем?» идет речь. Например:
«Я не понимаю».
«Чего именно вы не понимаете?»

«Моя дочь меня не слушается».
«В чем именно она вас не слушается?»

«Родители ссорятся».
«По какому поводу они ссорятся?»

«Я разочарован».
«В чем именно вы разочарованы?»

«Надоело!»
«Что именно надоело?»

«Он мне не нравится».
«Что именно вам в нем не нравится?»

Отсутствие указательного индекса

Отсутствие указательного индекса – это пример обобщения, которое ограничивает модель мира человека, исключая из нее части и подробности, необходимые, чтобы иметь достаточно разнообразные выборы, позволяющие справляться с миром. При этом процессе человек обобщает опыт таким образом, что тот совершенно изменяется и приобретает другие формы. Чтобы восстановить пропущенный указательный индекс, спросите (в соответствующем падеже): «Кто именно?», «Что именно?». Например:
«10-й Б безобразничает».
«Кто из учеников безобразничает?»
«Говорят, что с ним лучше не связываться».
«Кто конкретно так говорит?»
«О других бы подумал!»
«О ком именно подумать?»

«Люди этого не поймут».
«Какие именно люди этого не поймут?»

«Народ требует реформ».
«Кто именно требует реформ?»

«Покупаем пирожки».
«Кто именно покупает?»

Неконкретные глаголы

Неконкретные глаголы не создают у нас ясного понимания описываемого опыта. Все глаголы в какой-то мере неконкретны. Однако глагол «поцеловать» более конкретен, чем глагол «прикоснуться». Если кто-то говорит, что его обидели, то вы не знаете, то ли на него сердито посмотрел близкий человек, то ли его толкнули на улице. Попросив уточнить глагол, вы воссоединяете человека с его опытом. Чтобы уточнить неконкретные глаголы и прилагательные, спросите (в соответствующем падеже): «Как именно?» или «Что именно?». Например:
«Он оттолкнул меня».
«Как именно он оттолкнул вас?»

«Я переживаю».
«Что именно (как именно) вы переживаете?»

«Она не умеет вести себя».
«Как именно вести себя?»

«Я хочу, чтобы меня ценили».
«Как именно ты хочешь, чтобы тебя ценили?»

С помощью вопроса «Как именно?» можно получить сведения, относящиеся к используемой системе представления.
«Я не понимаю».
«Как именно вы не понимаете?»
«Мне неясно» (зрительное представление).

Неконкретные прилагательные

«Ты неспособный».
«К чему именно я неспособен?»

«Он такой».
«Какой он именно?»
«Она странная».
«Что именно странного она делает?»
«Он противный».
«Что именно в нем противного?»

Номинализации

Номинализации – это слова, которые получаются при преобразовании слов, описывающих процессы (глаголов), в существительные. Когда это происходит, текущий процесс становится вещью или событием. Следовательно, мы лишаемся выборов и нуждаемся в воссоединении с продолжающимися динамическими процессами жизни. По словам Гриндера и Бендлера, определенное преобразование номинализации помогает человеку понять, что то, что он считал законченным и не зависящим от него событием – это продолжающийся процесс, который можно изменить. Номинализации можно отличить от обычных существительных несколькими способами. Те, кто любит визуализировать, могут воспользоваться «тестом тачки». Представьте себе, что вы кладете в тачку разные существительные: кошку, стул, автомобиль. А теперь положите в тачку неудачу, важность и растерянность. Как видите, хотя номинализации – это существительные, они не обозначают людей, места и вещи, которые можно положить в тачку. Другой способ выявить номинализации – проверить, можно ли поместить это слово вместо пробела в синтаксическую конструкцию «текущий _____ ».
текущая проблема ®номинализация
текущий слон
текущий стул
текущие отношения ®номинализация
Чтобы преобразовать номинализацию обратно в слово, относящееся к процессу, используйте ее в своем ответе в качестве глагола. Например:
«Меня преследует страх».
«Чего именно вы боитесь?»

«Я жалею о своем решении».
«Что-нибудь мешает вам решить по-другому?»

«У нас плохие отношения».
«Как тебе хочется к нему относиться?»

«У меня проблема».
«Что именно тебя затрудняет?»

«Мы в ссоре».
«По какому поводу вы ссорились?»
«У меня плохое настроение».
«Как бы ты хотела настроиться?»
Следующий класс – «ограничения модели собеседника». Здесь выявляются ограничения, устранение которых может обогатить и расширить данную модель мира. Этот класс делится на две категории:

  • Кванторы общности;
  • Модальные операторы (главным образом, модальные операторы долженствования).

Кванторы общности

Кванторами общности называются такие слова, как «все», «каждый», «всегда», «никогда», «вечно», «никто». Один из способов справиться с ними состоит в том, что обобщающее утверждение преувеличивается – как тоном голоса, так и введением дополнительных кванторов общности. Этим вы помогаете человеку найти исключение из его обобщения и, тем самым, наделяете его большим числом выборов. Другой способ непосредственного изменения – спросить, не было ли у этого человека опыта, противоречащего его собственному обобщению. Например:
«Ты всегда все делаешь не так».
«Я никогда-никогда ничего не делал правильно?»
Или:
«Я когда-нибудь сделал что-нибудь правильно?»
«Вы всегда меня обманываете».
«Я всегда вас обманываю?»

«Ты вечно споришь со мной».
«Я всегда-всегда спорю, даже когда сплю?»

«Каждый раз одно и то же!»
«О каком конкретном моменте ты говоришь?»

«У меня постоянно плохое настроение».
«В какие моменты у вас ухудшается настроение?»

«Он вообще вредный».
«В чем именно он вредный?»

«У нас все так говорят».
«Кто именно так говорит?»

Модальные операторы

Модальные операторы – это слова, указывающие на отсутствие выборов: «должен», «не могу», «необходимо», «обязан». Изменение этих мо-дальных операторов выводит человека за рамки ограничений, которые он до сих пор принимал. Есть два замечательных вопроса, ставящих под сомнение эти ограничения: «Что вам мешает?» и «Что будет, если вы это сделаете?» Вопрос «Что вам мешает?» возвращает человека в прошлое, чтобы понять, на основе какого опыта было сделано это обобщение. Вопрос «Что будет, если вы это сделаете?» вынуждает человека заглянуть в будущее и представить возможные последствия. Следует особенно подчеркнуть важность этих вопросов, когда кому-то надо помочь в достижении более полной и богатой модели мира. Например:
«Я не могу этого сделать».
«Что будет, если вы это сделаете?»
Или:
«Что мешает вам?»
«Вы должны окончить это ко вторнику».
«Что будет, если я не сделаю этого?»

«Я должен заботиться о других».
«А что будет, если вы не будете о них заботиться?»

«Я не могу сказать ему правду».
«Что будет, если вы ее скажете?»
Или:
«Что мешает вам сказать ему правду?»
Третья категория Мета-модели – «семантические нарушения». «Узнавать предложения с семантическими нарушениями необходимо для того, чтобы помочь человеку найти части его модели, искаженные настолько, что это обедняет доступный ему опыт» (Гриндер и Бендлер). Изменяя части модели с семантическими нарушениями, человек получает больше выборов и большую свободу во взаимодействии с миром. Именно из-за этих частей он часто не может поступать так, как поступил бы без них. Семантические нарушения делятся на три класса:

    • Причина и следствие;
    • Чтение мыслей;
    • Потеря исполнителя.
  •  

    отрывок из книги Коннера Ричарда "Изменение ограничивающих представлений"